1707 г. Дело о постройке и заселении Абаканского острога

В нынешнем великий государь 1707 году прислана в Красноярск твоя великого государя грамота, что велено нам красноярским служилым людем идтить на твою великого государя службу в Кыргызскую землю на Абакан реку для Абаканского острожного поставления к томскому сыну бо­ярскому Илье Цыцурину с Красноярским сыном боярским Кононом Самсоновым да с ними ж велено быть томским, кузнецким, енисейским служилым людем у того ж острож­ного Абаканского поставления и по той твоей великого го­сударя грамоте послали нас на ту твою великого государя службу в Кыргызскую землю для Абаканского острожного поставления из Красноярска триста человек, конных двести, пеших сто человек. И пришед мы на ту твою великого го­сударя службу в Кыргызскую землю водяным путем на восьми дощанных и в мелких своих каюках кой делали для своей нужды сами, а иные горою коньми на урочище против речки Когну карасу и сошедшись с томскими и кузнецкими служилыми людьми посоветовав вопше ездили для осмотру места к поселению острогу на Абакан реку чтоб изыскать угожее место и хлебородное и пригодное и на Абакане реке такова места не изыскали для того, что пашенных мест к поселению крестьян и во близости лесов к строению нет. А по Абакану реке берега низки и в вешнее время водою то­пит. (Лес)топольник и тальник и к городовому строению и ни к какому не годится и служилые люди кои были у ос­мотру того места переплавясь за Енисей реку обыскали место к острожному поставлению по правую сторону Енисея роки пониже камени Турану на лугу. И в том месте к тому острожному наставлению лесу с нуждою есть, а пахотной земли к поселению крестьян и иных угодий никаких нет. И мы опасаясь твоего великого государя указу и под страхом гневу не смели из Кыргызской земли не поставя острогу выйтить. И в том вышеписанном урочище пониже камени Турану острог поставили.

...А ис того острога посылали они Илья и Конон служи­лых людей в Кыргызскую землицу в разные улусы к ясаулам в Большебайкотовский к Маните Тобчакову, в Малобайкотовскнй к Каренкыру Интыгирову, в Яржи к Итимолу Кулундаеву, в Богоджи к Килбе Сажиякову, в Ургунов к Бышкаку Менееву, в Шип к Тонасу Кубакаеву, в Кайбалский к Турачаку Тебеневу, в Кояки к Тезенею Когодаеву. И с тех улусов привезли в тот острог ясаулов лутчих людей, которых имена писаны выше сего 20 человек

И они де татары лутчие люди и ясаулы обещали Велико­му государю в том новопостроенном остроге платить по вся годы без недобору по 6 соболей с человека, а во всех де вы­ше писанных волостях 280 человек, и для верности оставили они аманатов из первых родов 2 человек.

И били де челом Великому государю чтоб им ясашным людям в том остроге с вышеписанных улусов в год аманатов переменять и с первых же родов помесячно."

ЦГАДА. ф. 214. Сибирский приказ, оп. 5. д. 1059. л. 4-5, 17-18.

В. Я. Бутанаев, Асанбек Абдыкалыков. Материалы по истории Хакасии XVII-нач. XVIII вв. 
Абакан - 1995.