"Человек обращается к высшему..."

 Доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института археологии  Российской Академии наук Игорь Леонидович Кызласов, хорошо известен в республике. Каждый год он приезжает в Хакасию, которая является не только полем его научных интересов, но и землей, с которой связаны его родовые корни.

         - Хакасия притягивает вас, как земля предков?

          - Не только. Хакасия, Хакасско-Минусинская котловина  - жемчужина, в историческом прошлом - один из древнейших культурных центров человечества.

         Этот регион, находясь в центре Евразии, играл в прошлом очень большую роль, нами еще не понятую до конца. Простая вещь - последние исследования показывают, что древнехакасское государство имело прямые торговые отношения с Киевской Русью в домонгольское время. В Новгороде в одиннадцатом веке, в Смоленске в двенадцатом бывали древнехакасские посольства. Мы прекрасно знали по письменным источникам, что в древности у Хакасии были налаженные связи со Средней Азией, с Китаем, Тибетом, в целом с Востоком, теперь выясняется, что были также связи и с Восточной Европой. На Волге, в тридцати семи пунктах древней Волжской Булгарии найдены не только предметы древнехакасской культуры, найдены места, где располагались хакасские торговые дворы. Этот простой пример показывает, что ученые-историки, археологи здесь, в Хакасии, могут найти ответы на вопросы самой разной направленности. Тот факт, что посольства древнехакасского государства доходили до Новгорода, показывает, например, что новгородцы еще в домонгольское время знали о существовании Сибири, о землях, которые потом «открыл» Ермак. И землепроходцы семнадцатого века в этом свете уже не кажутся такими авантюристами, которые шли в неведомые земли, не зная кого они там встретят, с кем будут иметь дело.

         - Вряд ли они одушевлялись идеей встречи с представителями древнейших цивилизаций...

         - Это вопрос собственной  цивилизованности... Хакасия была центром древней культуры с самого раннего периода человеческой истории. Вещи, произведенные на территории Хакасии в эпоху бронзового века,  во втором тысячелетии до нашей эры, найдены на Украине, даже на Кавказе. Из Хакасии ходили учиться в учебные заведения восточного Туркестана, нынешнего северо- западного Китая, изучали там буддийскую литературу. Есть прекрасно сохранившиеся тексты, где, например, написано: «Я такой-то, такой-то, происходя из царского, кыргизского рода выполнил наложенную на меня эпитимию (перевел с китайского на тибетский двенадцать книг) и прошу отпустить меня на родину...» Это - девятый-десятый век! Это, в общем-то, было известно ранее. Но в последнее время обнаруживается, что сюда, на берега Абакана и Енисея поступала литература с берегов Евфрата, из Ирана. Следы манихейства, древнего религиозного течения, известного в Сирии с третьего века явственно проступают в восьмом веке на нашей территории. Люди, проживающие здесь, следовательно, читали о Переднем Востоке в восьмом, девятом, десятом веках. Вот какой был кругозор!

         В рунических надписях есть слова, как заимствованные из санскрита, так и из ирано-персидских языков. Так что книжные, литературные знания были чрезвычайно обширные уже в то время. Вы понимаете сами, что вот такой очень интересный древнеисторический клубок взаимопроникновений можно и нужно разматывать и разматывать.

        - Выходит, перед исследователями широчайшее поле деятельности...

         - Вот именно - широчайшее. Россия - евроазиатское государство. Для ученого-археолога преимущество состоит в том, что представлен весь спектр географических, исторических, археологических, культурных наслоений на протяжении практически всей человеческой эволюции. Можно, таким образом, не выходя за государственные границы России изучать практически любой этап развития человечества. Хотя нынешние административные границы, конечно, некая условность, тем не менее, каждый полевой сезон я приезжаю в Хакасию и провожу здесь полевые работы.

         Например, мы копали в районе Троицкого и Знаменки, в Боградском районе какие-то неизвестные храмы. Круглые, сложенные из кирпича. Было четыре таких объектов. Мы раскопали три, потому что четвертый находится на дне Красноярского водохранилища. Это - святилища, которые имели замкнутое кольцо глинобитных, обложенных кирпичом, стен. Второй век до нашей эры. Двадцать два века, следовательно, архитектурному кирпичному строительству на нашей территории! Об этом прежние исследователи, занимавшиеся городами, видимо, не подозревали. Между тем уже тогда строились святилища с толщиной стен - шесть метров и высотой - четыре-пять метров. Это были очень монументальные сооружения. Крыш у них не было, вместо ворот - небольшой «разрыв», щель в стене. Эти святилища были посвящены культу Заходящего Солнца. Об этом свидетельствует астрономически точное измерение осей.

        Какая это была религия? Рядом нами раскопана площадка для сожжения тел умерших. Известно, что вера в очистительную силу огня существовала вплоть до принятия христианства, то есть до рубежа восемнадцатого-девятнадцатого веков. И вот эта религия появляется у нас вместе с монументальной архитектурой. «Храмы», конечно, условный термин. «Святилище», впрочем, тоже. Им может быть и, например, дерево. Просто словом «святилище» хочется подчеркнуть монументальность сооружений, за которыми стоят проект, точные расчеты, разметки площадки. Это очень интересные объекты, мировоззрение строителей которых пока остается загадкой... Известно, что это были пришлые племена кыргызов, раннего тюркоязычного населения, в то же время испытавшие влияние местной диньлинской или тагарской культуры.

         - Что привлекало переселенцев, завоевателей?

         - Плодороднейшие земли для занятий сельским хозяйством, природные богатства тайги, недра, насыщенные полезными ископаемыми - все это издревле привлекало сюда завоевателей и переселенцев. На рубеже третьего-второго веков до нашей эры мы можем говорить о появлении протохакасского населения, возникшего в результате смещения местной диньлинской и пришлой тюркской культур. Следовательно, в течение двадцати двух веков мы можем проследить непрерывную историю одного, хакасского народа. Известно, что, например, в Японии глубоко изучают историю одного этноса на протяжении многих веков, и вот есть такая возможность в Хакасии. Характерно, что Хакасия всегда как-то стояла в стороне от Центральной Азии, общаясь с ней, но сохраняя самостоятельность...

         - Игорь Леонидович, ваш выбор профессии был предопределен? Хотя бы тем, что отец, Леонид Романович Кызласов - один из крупнейших историков, гордость хакасской земли. Или же это был ваш выбор?

         - Обратите внимание, как здесь проявляется богатство русской речи. Что такое «предопределение»? Если понимать под этим какой-то путь, начертанный сверху, то одна ситуация. Если понимать семейное положение, когда кого-то с детства направляют - другая. Меня с детства не направляли однолиненйно. Пытались заметить какие-то самостоятельные интересы и способствовать их развитию.

До старших классов в археологию не собирался. Правда, в немалой степени оттого, что меня отец не брал в экспедиции. Конечно, атмосфера в семье не была замешана на одной археологии. Но все-таки ежегодные экспедиции отца в Хакасию, Туву, Киргизию, в другие регионы, разговоры о древних временах действовали на мое мальчишеское мировосприятие. Я даже помню, как действовали - романтично действовали! А пацанья романтика - это, по-моему, очень здоровое и нужное чувство.

Поэтому, когда меня впервые взяли в экспедицию, не дальнюю, в Подмосковье, я был, конечно, рад. Мы копали славянские курганы на подмосковной речке Воре. Это были интересные раскопки. Могильник, который мы исследовали, отражал времена крещения Руси. Там были и языческие захоронения, и иссеченные мечами, погибшие от стрел люди, которые, видимо, не подчинялись княжеским дружинникам, и, наконец, православные захоронения с крестиками. Это уже был рубеж одиннадцатого-двенадцатого веков... В школьные годы я дважды побывал в экспедициях и это, конечно, повлияло на меня очень сильно. Я стал очень ответственно готовиться к поступлению в университет. Тогда у меня появилось своего рода кредо, может быть, утопическое: в своем деле нужно знать всё. В студенческие годы я старался познавать всё, что было возможным. Ездил в экспедиции не только в Хакасию, но и в те регионы, куда представлялась возможность: в Среднюю Азию, Якутию, Украину... Знаете, и радость, и беда археологии в том, что сквозь землю не видно. Поэтому каждый год попадается что-то такое к чему не готов и что заставляет обновлять или точнее дополнять багаж знаний. Археология, следовательно, дает сильнейший стимул для самообразования...

         - Но вы занимаетесь не только раскопками...

         - Да, на каком-то этапе меня привлекли рунические надписи. У нас в стране их очень много. Существенно, что только у нас и в Монголии - это подлинники. Изучение рунических надписей стало для меня второй рубежной вехой. Если археология дает представление о том, как жили наши предки, то руны свидетельствуют о том, чем жили они, каково было их мировоззрение.  Получается, что встал на обе ноги - зная материальное положение древних людей легче постигнуть их духовный мир. Два таких рубежа меня профессионально сформировали. Ну, а профессия, как вы понимаете, такая вещь, которая все остальное определяет.

         - Скажите, среди находок последнего времени, какие вас особенно поразили?

         - Это не всегда бывает какая-то вещь. Например, некоторое время назад удалось открыть надпись, которая звучит так: «Так как я не мог назвать по имени, я написал пятью  предназначенными...», то есть пятью пальцами, на то «предназначенными». Это меня поразило до глубины души! В восьмом веке были люди, предназначением которых была образованность! Были тогда люди предназначением которых было рукой рубить, пахать, ковать, а тут человек пишет, что предназначение руки - писать. Это интеллигент восьмого-девятого веков! Или еще одна надпись около озера Фыркал: «Вложите Совершенную Душу» и стоит личная тамга. Человек обращается к Высшему и просит не денег, не скота, а просит духовного совершенства!

         - Осознавал ли древний человек, что его просьба будет жить века и всегда будет современной?

         - Например, Сулекская писаница (Орджоникидзевский район) -  потрясающее свидетельство из прошлого! Обнаруженное в девятнадцатом веке оно до сих пор еще полностью не опубликовано. А там, например, единственные известные изображения Тенгри (Бог Неба) и Богини Умай (женское божество плодородия)... Все эти древние надписи свидетельствуют об извечном стремлении приобщиться к вечности. Может быть, неосознанном, но, тем не менее, ярко выраженном...

© А.Н. Анненко. 2007 г.